Биодинамисты Италии. Следуя инстинктам.

Современных виноделов условно можно разделить на три категории. Первая – гигантские корпорации, производящие очень коммерческие вина. Их продукцию винный критик Мэт Крамер (Matt Kramer) характеризует как «предсказуемую, усредненную, без видимых дефектов, но и без «изюминки». Ко второй категории относятся небольшие винодельни, стремящиеся подчеркнуть уникальность традиций и терруара, либо же наоборот, открыть новые грани того или иного винного региона. Их вина, безусловно, выделяются на фоне mass market, от просто отличных до великих, но, все же, они признаны и понятны широкой винной общественности. Сегодня речь пойдет о третьей, самой немногочисленной группе. Для них природа – главное, что влияет на будущее вино, а виноделие – лишь инструмент, позволяющий превратить виноград в напиток богов. Их вина ни на что не похожи: нестандартный цвет, неожиданная ароматика, непривычный вкус. Герои этой статьи – одни из наиболее своеобразных и необычных виноделов Италии, традиционалисты в самом радикальном проявлении этого слова.

Paolo Bea. Природное качество
«За природой нужно наблюдать, прислушиваться к ней и интегрировать ее, а не угнетать. Вино создается не человеком, а природой!» – такую философию исповедует семейство виноделов Беа из Умбрии. Ее основоположником является Паоло, старший из рода Беа. В свои 75 лет Паоло и не думает бросать любимое дело, продолжая руководить процессом и вдохновлять своих сыновей, а заодно и главных помощников – Джампьеро и Джузеппе. Их владения по меркам крупных винодельческих компаний ничтожно малы – всего 11 га. В год Беа выпускают около 30 тысяч бутылок вина. Но даже при таких объемах Беа занимают значимое место на винодельческой карте Италии, а сам Паоло возглавляет ассоциацию биодинамистов Италии Vini Veri.
В правилах главного биодинамиста – максимально естественный и близкий к природе процесс создания вина. Если сбор винограда, то только ручной. Никаких фильтраций, очищений и сульфитов. Все, что осталось от современного виноделия – стальные чаны, в которых проходит мацерация и бочки.
Большая часть виноградников Paolo Bea отдана под сорта санджовезе и сагрантино (Sagrantino). Особая ценность последнего – в высоком количестве полифенолов, органических соединений, являющихся мощным естественным антиоксидантом. Сагрантино используют как в купаже с другими сортами, так и для знаменитых сладких вин пассито (перед отжимом виноград в течение некоторого времени подсушивают).
В каждой бутылке Паоло Беа присутствует осадок, как свидетельство естественного происхождения. И нужно отметить, что ценителей таких вин становится все больше и больше. 70% своей продукции Паоло экспортирует за рубеж:  во Францию, Бельгию, Данию, Россию, Казахстан, Великобританию, Швейцарию, США. Винный критик Хью Джонсон в своем справочнике «Вина мира» рекомендует продукцию Беа для обязательного ознакомления. Его мнение разделяют и другие эксперты. Тем не менее, семейство Беа  за наградами не гонится. Главное для них – любимое дело, а не громкие слова.

Radikon. Виноделие со словенским акцентом
В провинции Фриули-Венеция-Джулия, в Ославии, что на самой границе со Словенией, расположена винодельня Радикон. Ее владелец – Станислао (Станко) Радикон – итальянец по паспорту, словенец в душе и винодел-экспериментатор по призванию. Его подход объединяет в себе традиции региона, характерные до 1930-х годов, и принципы биодинамики. Во-первых, Радикон практикует ручной сбор урожая, очень продолжительный период мацерации, а также использование больших, широких дубовых бочек. Некоторые называют это «словенским» стилем виноделия. От биодинамики Станко взял отказ от химических удобрений, пестицидов и серы. Контроль за температурой при ферментации тоже был категорически отвержен. «В моем вине есть только виноград», – заявляет Станко.
На этом нововведения Радикона еще не заканчиваются. Самое громкое его изобретение – пробка. Поискам наилучшего материала для этого немаловажного элемента Станко посвятил несколько лет. Усилия были потрачены не напрасно. Выяснилось, что в природе существует пробковое дерево с очень тонкой корой, качество которой намного выше обычной. Изменения претерпела и бутылка. Станко посчитал, что идеальными для хранения вина являются не стандартные емкости объемом 0,75 л, а 1 л и 0,5 л бутылки с узким горлышком. Нововведения вышли в свет в 2002 году, вызвав волну интереса со стороны критиков и ценителей вина. Один из экспертов назвал Станко Радикона «диссидентом в стране диссидентов».
Но вернемся к винам. Как и Паоло Беа, Radikon владеет сравнительно небольшой площадью виноградников – 12 га.  Основную ставку винодельня сделала на местный белый сорт риболла джалла (Ribolla Gialla), который, по мнению Станко, как нельзя лучше отражает характер терруара. Помимо него на землях Радикона можно встретить мерло, пино гриджио, шардоне, совиньон блан, токай фриулиано.  Лозы высаживают достаточно плотно, по мере созревания виноград обрезают, оставляя только лучшие ягоды. Согласно правилам Радикона, мацерация длится не менее 30 дней, в это время виноград находится в дубовых чанах. Процесс проходит без контроля температуры. После мацерации вино выдерживается в больших широких бочках. Такие манипуляции рождают характерные для Радикона вина – мощные, живые с насыщенным глубоким цветом и комплексным ароматом. Потенциал хранения может достигать 15 лет для белых вин и более 20 лет – для красных.

Gravner. Сила амфор
По соседству с Radikon, у границы со Словенией, расположена еще одна примечательная винодельня, принадлежащая Йошко Гравнеру (Josko Gravner). Он занимается вином уже более 45 лет. За эти годы Йошко перепробовал множество стилей. Его считали «модернистом» за то, что он первым начал использовать бочки из французского дуба в регионе, где белые вина всегда выдерживались в стали. Затем Гравнер отказался от использования промышленных дрожжей, серы и контроля температурного режима при ферментации. В конце 90-х годов случился следующий перелом в его мировоззрении – окончательный уход от так называемого «современного виноделия» и возврат к истокам. В этот период Йошко начал экспериментировать с выдержкой вина в терракотовых амфорах. Подобные сосуды испокон веков использовали в Грузии. «Кавказская глина – как жевательная резинка, я нигде не видел такой глины, из которой можно было бы делать предметы таких размеров (600-700 л)», – рассказывает Йошко. Где заказывать амфоры – вопрос не стоял. Только в Грузии. И начиная с 2001 года Гравнер использует исключительно амфоры. Их закапывают в землю в погребах винодельни.
Для производства вин Гравнер использует шардоне, рислинг, совиньон блан, каберне совиньон, пино гриджио, мерло. Особняком в этом списке стоит риболла джалла. Несколько лет назад Йошко грозился полностью переключиться на вина из этого сорта, как наиболее соответствующий характеристикам терруара. Но пока этого не произошло. 18 га виноградников по-прежнему заняты многоцветием сортов.

Emidio Pepe. Дело четырех поколений
Искусство виноделия в семье Pepe передавалась от отца к детям на протяжении четырех поколений, начиная с  1899 года. В 1964 году бразды правления компанией перешли в руки внука основателя, Emidio Pepe. Именно он задал курс развития винодельни и сделал ставку на треббьяно и монтепульчано д ‘Абруццо. На холмах провинции Терамо, где расположено хозяйство, эти сорта проявляют свои наилучшие качества. Сегодня дело отца продолжают дочери Даниела и София Пепе, буквально следуя всем предписаниям Эмидио. Его главный принцип – уважать природу и создавать вина максимально естественным методом. Так, после сбора урожая красный виноград вручную отделяют от стеблей в деревянных кадках, а белый давят ногами. Ферментация происходит в небольших бетонных резервуарах, без добавления дрожжей. Уже готовое и бутилированное вино отправляют в погреб размером 1 200 кв.м, где ему предстоит провести 10-20, а то и все 30 лет. Сейчас в погребах Emidio Pepe хранится около 350 тысяч бутылок. Только здесь можно попробовать, как развивается треббьяно и монтепульчано д ‘Абруццо, начиная с 1964 года и заканчивая последними урожаями.
Прежде чем попасть в продажу, все вина вручную декантируют, переливая из одной бутылки в другую. Таким образом устраняется естественный осадок. Только потом на бутылках появляется этикетка.

Tenute Dettori. Следуя инстинктам.
Вина Dettori настолько необычны и противоречивы, что писать о них в обычном для нас ключе было бы не совсем правильным. В завершении обзора мы ограничимся цитатой самого винодела Алессандро Деттори (Alessandro Dettori), понять которую можно только попробовав его вина (ну или на худой конец ознакомившись с нашими дегустационными заметками об одном из них), и которая как нельзя лучше отражает дух вин, представленных в сегодняшней дегустации:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *