Новые вина Украины: Beykush Winery. Николаевский винный эксперимент.

Быть виноделом в Украине – занятие непростое и весьма дорогое. Конкурировать в цене и количестве с заводами-гигантами очень сложно, противостоять существующему законодательству почти нереально, а вывести свой бизнес на прибыль и вовсе из области фантастики. Потому небольшие производители, которые в любой стране составляют целый пласт винодельческой культуры, у нас практически отсутствуют. За очень редким исключением. Одним из них является Beykush Winery, чьи виноградники расположились на Бейкушском мысе в Николаевской области. Их вин не найти в магазинах, тем не менее, винодельне уже удалось достичь «широкой известности в узких кругах». «Изначально хотелось понять можем ли мы сделать хорошее вино. Стало понятно, что можем. Можем ли мы сделать лучшее в стране? На сегодняшний день да, вполне», — говорит владелец Beykush Winery. VinoTag узнал у Евгения Шнейдериса о том, как он стал виноделом, какие вина создает, о целях винодельни и сложностях на пути к их достижению.

 

Евгений ШнейдерисС чего все началось? Когда вы поняли, что хотите заниматься виноделием?

В 2003 году у меня родился старший сын. Мы жили в Николаеве, летом в нем становилось очень жарко и я начал искать место за городом, где ребенок мог бы проводить лето. Мы нашли участок в 60 км от города в селе Черноморка, что на берегу лимана, в 300 метрах от моря. Там построили дом, в котором жили  каждое лето. Через некоторое время я стал интересоваться вином, а в 2010 году я решил попробовать сделать вино сам. Для этого нашел предприятие, которое продает оборудование для микровиноделия, закупил виноград. К весне 2011-го у меня было 100 бутылок шардоне и 200 белого – ассамбляж ркацители и пино гри. Позже я купил 11 га земли на другом берегу от моего дома, высадил виноградник.

 

Что из себя представляет Beykush Winery сегодня?

Сегодня у нас есть 11 га молодого двухлетнего виноградника, где высажено более полутора десятка сортов:  шардоне, совиньон блан, пино гри, пино нуар, рислинг, саперави, мерло, ркацители, каберне совиньон. Есть пробные посадки: альбариньо, шенен блан, тиморассо, темпранийо, пинотаж, мальбек, каберне фран. Пока мы только экспериментируем, хотим найти лучшее, что можно сделать в нашем терруаре. В любом случае, думаю, что со следующего года мы откажемся от покупки чужого винограда и будем работать только со своим.

Сама винодельня находится фактически у меня дома. Людей у нас работает немного: я, консультант-энолог, технолог и лаборант. На время сбора урожая привлекаем к работам студентов профильных вузов и энологических туристов — часто эти люди так или иначе связанны с вином и хотят на практике прочувствовать все радости создания вина, поэтому работают с удовольствием.

winery

 

Пока работаете с покупным виноградом, как вы контролируете его качество и вообще с какими проблемами довелось столкнуться?

 

В работе с чужим виноградом нет никакого криминала, вопрос в том, как с ним работать. Сначала, в 2010 году, я купил виноград там, где мне вообще согласились его продать. В большинстве случаев, когда звонишь хозяйствам с просьбой продать 500 кг винограда, слышишь ответ: «не мешайте работать». В 2011 году я проявил чудеса дипломатии, обзвонил почти все хозяйства, которые находились в пределах досягаемости, из них отсеял тех, кто отказался убирать виноград в ящики — многие «советские» хозяйства грузят виноград в большие прицепы «лодки» по 2-3 и более тонн, нас же такой вариант не устраивает.

 

Еще одна проблема при покупке винограда – его состояние. К примеру, большое хозяйство решило убрать 90 га своего винограда при определенных кондициях, мне при этом нужна всего 1 тонна (это примерно 0,2-0,3 га), но я хотел бы подождать со сбором еще недельку. Конечно же, никто не пойдет мне навстречу. Приходится подстраиваться под имеющиеся условия. Впрочем, с этим жить можно. Сложно, но можно. Хотя нельзя не признать, что если все процессы контролировать самому, вина могут быть на голову выше.

 

Какой стиль вин вам импонирует, к чему хотели бы стремиться?

Когда-то моим любимым регионом был Приорат (Priorat), а из белых, наверное, Вувре (Vouvray)  в долине Луары. Потом Тоскана, но я как-то подустал от сверхмощной красной Италии. Сейчас я люблю Галисию, север Испании: Рибейра Сакра (Ribeira Sacra), Бьерсо (Bierzo), Рибейро (Ribeiro), ну и Риас Байшас (Rias Baixas) естественно. Кстати, в этом году мы отвинифицировали немного альбариньопосмотрим, будет ли он похож на оригинал.

 

Какова линейка ваших вин?

Сейчас мы делаем два белых вина: ассамбляж ркацители, пино гри, шардоне, а также ассамбляж Рислинг и шардоне. Помимо белого, в нашей линейке есть розовое и красное вино из ассамбляжа Каберне совиньон, мерло, саперави. В 2010 и 2011 делали чистосортное шардоне типично бочковое. Кроме того, мы много экспериментируем: делаем вина на выдержке в бочках или в стали на тонком осадке, пробуем работать с крымскими автохтонами, создавать вина из заизюмленного винограда по типу амароне (они пока на выдержке). Красные мы обычно выдерживаем в бочках год, но 2011 год мы часть разлили в бутылки, а часть решили подержать еще полгода-год в бочках. Игристое все делаем классическим методом, но оно пока на выдержке, о нем тоже пока рано говорить.

 

Есть ли у вас примеры для подражания среди известных мировых производителей? Какие методы используете, у кого черпаете опыт?

Мы пытаемся найти то, что у нас будет лучше всего получаться в нашем терруаре, с нашими людьми, в наших условиях. Пробуем разные техники: что получается — используем дальше, где результат не нравится – отметаем. У нас есть консультант, работавший на разных континентах с разными сортами.

 

Я не сторонник «сектантских» учений и не планирую, как некоторые европейские виноделы, вместо тракторов использовать лошадок. Мы не танцуем ночью ритуальные танцы под луной на винограднике – да, мы стараемся вести хозяйство природосообразно, но не делаем из этого культа. Наша задача номер один: сделать хорошее вино.  Сегодня наши вина по качеству объективно эквивалентны той же Италии в ценовом диапазоне около 150-200 грн.

 

Какие цели ставились перед проектом изначально, как они изменились по состоянию на сегодняшний день?

Изначально хотелось понять можем ли мы сделать хорошее вино. Стало понятно, что можем. Можем ли мы сделать лучшее в стране? На сегодняшний день да, вполне. Хотелось бы продавать его по всей стране, но тут есть сложности: украинское законодательство нелояльно к маленьким украинским винным производителям.  По сути, законодатель вообще запрещает небольшим производителям вина существовать, хотя любой маленький производитель не из Украины вполне может экспортировать свои вина. Есть путь – стать большим хозяйством, но для этого нужно вложить в проект шестизначные суммы, увеличить площади виноградников раз в 5. Сделать этого я пока не могу, да и не уверен, что хотел бы.

 

Что же, от слов к делу, то есть к винам от Beykush Winery.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *